Гонг, "поющие" тибетские чаши, гамелан, колокольчик и музыкальная пила.

Автор
Опубликовано: 2183 дня назад (19 декабря 2012)
Редактировалось: 11 раз — последний 19 декабря 2012
0
Голосов: 0
Изобретатели ханга также несколько лет активно изучали любопытные акустические свойства металлов, приминяющиеся в музыкальных инструментах со всего мира, а также и сами инструменты. В частности китайские гонги, индонезийский гамелан, тибетские поющие чаши, разнообразные колокольчики и музыкальную пилу.

Гонги


Гонг (яв. , малайск. gong) — традиционный древнекитайский самозвучащий ударный музыкальный инструмент, принадлежит к металлическим идиофонам с неопределённой высотой звучания. Изготавливается из сплава, близкого бронзе. Инструмент обладает способностью долго вибрировать после удара, давая многократные волны нарастания и удаления звука и создавая таким образом впечатление колоссальной звуковой массы. Он занимает очень важное место в оркестре национальных инструментов, и применяют его чрезвычайно широко.


Существует два вида гонгов. Один — это металлический кованый ударный инструмент, выполненный в форме круглой металлической пластины, который вешается на особую стойку.


Другой вид гонга также сделан из кованого металла, но выполнен в форме чаши. Большинство гонгов изготавливают в Китае, хотя некоторые плоские гонги делают теперь также и в Европе.
Гонги имеют не менее древнюю историю, чем тарелки. Все гонги разделяют обычно на две категории: подвесные и чашеобразные.

На подвесных гонгах играют колотушками, причем обычно, чем больше гонг, тем больше и мягче колотушка. Большие гонги можно как бы "завести" небольшим касанием колотушки перед основным ударом, что очень расширяет звук. При этом большим искусством считается умение сделать этот "заводящий" предварительный удар неслышным. На подвесных гонгах небольшого размера играют бамбуковыми палочками или даже обычными "западными" барабанными палочками

Еще гонги различают по их способности менять тон в процессе звучания (то есть уже после удара), поэтому выделяют гонги с повышающимся тоном, понижающимся тоном и без изменения тона.

Висячие гонги

У висячих гонгов очень сильный звук. Их тона могут варьироваться от глубокой вибрации, которая, кажется, исходит из самого центра земли, до необычного звука ветряного гонга, который звучит, как сияющая звездная пыль. Гонг производит богатый звук, который зависит от палки, при помощи которой в него ударяют. Большинство палок делаются из резины или из дерева, обтянутого сукном, войлоком или шерстью.

Гонг chau – это наиболее известный европейцам традиционный тип гонгов, получивший прозвище bullseye ("мишень"). Исторически гонги chau (на другом китайском диалекте chao) использовались для того, чтобы потребовать дорогу высоким чиновникам – наподобие современной милицейской сирены.

Большой гонг chau, еще называемый "там-там" (не путать с том-томами!), давно стал частью большого симфонического оркестра. Иногда гонг chau называют китайским гонгом, но это неправильно в том смысле, что chau – это не единственный тип китайского гонга. Еще чаще такой гонг называют традиционным, и это тоже в общем неверно, поскольку с точки зрения восточной культуры все они традиционны. В последнее время там-тамами стали называть гонги chau любого размера.

Изготовляются гонги chau из бронзы или латуни и имеют почти плоскую форму, если не считать края, загнутого практически под прямым углом, так что гонг представляет собой очень низенький пустотелый цилиндр. Тело гонга слегка вогнутое, если смотреть со стороны, куда загнут край. Центральная точка и край гонга chau не полированы и покрыты оксидом меди, который образуется на поверхности при изготовлении гонга. Толщина металла несколько увеличивается от центра к краям, в результате чего вибрация концентрируется в центре, а внешний край удерживает основной тон, хорошо слышимый после того, как обертоны затухнут.

"Сосковые" гонги

Название этой группы гонгов происходит от того, что в центре гонга есть возвышение, по форме напоминающее сосок, который часто изготовляют из сплава, отличного от тела гонга.

Этот тип гонга дает очень различные звуки в зависимости от того, как их извлекают. Сосок дает яркий звук колокола, а тело – более плотный звук.

Сосковые гонги обычно изготовляют размером от 6" до 14", но встречаются сосковые гонги и большего размера. Кроме того, существуют наборы тональных сосковых гонгов (наподобие кроталей).

Одним из видов сосковых гонгов является гонг bao, иногда ошибочно называемый bau и даже boa, используемый в Китае для богослужений. Также сосковые гонги распространены в Таиланде и Бирме.


Тигровыми называют гонги, похожие на оперные, обычно с небольшим снижением тона и большего диаметра (до 15"), хотя существуют маленькие тигровые гонги вплоть до 8". Обычно их делят на "скрипичные", "альтовые" и "басовые". Обычно такой гонг удерживают одной рукой за шнур, а второй рукой играют.

Существуют также гонги hui yin, разновидностью которых являются гонги с "тигровым" звуком. При этом тигровые гонги по-китайски именуют несколько иначе – hu yin. Изготовляются гонги hui yin обычно размером 8" и 9".

Говорят, что некоторые азиатские монахи умели петь в унисон с солнечным гонгом, да так точно, что при помощи резонанса заставляли гонг колебаться расстояния около сотни метров.

Балийский гонг
Этот гонг, распространенный в юго-восточной Азии – от Таиланда до Бали – получил в Европе название просто "балийский", хотя это и не единственный гонг, используемый в Бали. Гонг не полирован и покрыт окислами, поэтому он черного цвета. В центре имеется сосок, а край загнут, как у гонга chau. Сосок дает почти чистую ноту практически без обертонов, поэтому существуют наборы таких гонгов, настроенные хроматически.

Существует множество гонгов, происходящих не из Китая, а из других восточных стран – Тибета, Индии, Бали, Таиланда, Бирмы и т. д. Мы знаем балийский гонг geng (небольшой гонг в виде тарелки, но с изменением тона, размер около 11”), индийский гонг seemu, похожий на ветряной гонг, тибетский бронзовый гонг, иногда называемый императорским, но о еще большем количестве древних инструментов мы, представители западной цивилизации, не имеем ни малейшего понятия. К сожалению, подобные виды гонгов на Запад практически не просачиваются, и приобрести их почти не возможно.


Внешний вид современного гонга представляет собою «сковороду» с загнутыми под прямым углом краями. В зависимости от размеров инструмента, высота края доходит до ширины двух пальцев или одного дюйма. Внешняя поверхность гонга чуть выпукла и обычно украшена затейливым рисунком дракона или необыкновенного цветка, хотя это отнюдь и не обязательно. Сквозь две дырочки, просверленные в плоскости загнутого края, продевается плотная бечёвка, - она-то и является тем приспособлением, благодаря которому гонг удерживается в висячем, чуть наклонном положении. Ударяют по гонгу мягкой колотушкой, вполне соответствующей размерам обыкновенной палочки от литавр. Звук гонга более всего напоминает пронзительный звук медного таза, а действительный поперечник инструмента несколько повышает или понижает этот звук, хотя в основном характер его остаётся неизменным. Считается, что звучание гонга имеет успокаивающий и оздоровительный эффект.

Поющие тибетские чаши


О влиянии самозвучащих инструментов на сознание известно с глубокой древности. Бубенцы на бубне шамана, колокольчики, большие колокола – об этих инструментах знает каждый из нас. А вот о поющих чашах Запад узнал только после вторжения китайцев в Тибет.

Сначала им не придали особого значения, решив, что это просто емкости для хранения ритуальных жидкостей или других веществ. Но, видимо случайно, каким-то образом у кого-то чаша запела. Тогда к этим находкам отнеслись уже совсем по-другому и стали изучать с особой тщательностью. Выяснилось, что поющие чаши существуют также в Японии и Таиланде. Однако самое красивое, чистое и богатое обертонами звучание производят именно тибетские чаши.

Духовный правитель Тибета, Пятый Далай Лама, свой первый дворец построил в Дрепунге и его трон был сделан в виде поющей чаши, поэтому их появление связывают с этим дворцом, называемом Кунгар Ава. Поющая чаша считается очень священной и 15 июля многие тибетцы приходят в монастырь Дрепунг, чтобы поклониться ей. Они верят в то, что человек, который слышит ее пение, никогда не попадет в нарак (ад).

Другая легенда связывает их появление со странствующими буддистскими монахами, которые бродили по миру с чашей для подаяния в руках и в эту чашу им клали какую-либо еду или деньги и они с благодарностью должны были принимать любое, даже самое скудное пожертвование, это учило их принятию всего того, что дается свыше. Через это принятие они достигали очень высоких состояний, чувствуя единство со всем миром, переживали духовное рождение, обретали великий дар истинной любви. В соответствии с тибетской традицией Махаяны в прошлом было много Будд и многие придут в будущем. Следующий Будда известен под именем Майтрейя, имя которого переводится как «гармоничный резонанс».

И, наконец, третья легенда, наиболее древняя, повествует о том, что самой первой религией на Тибете был шаманизм, и ламы получали Знание через непосредственное общение с Высшими Духами. И однажды им было сказано о том, что на Земле должны появиться особые предметы силы, посредством которых люди смогут общаться с Космическим разумом. И после долгих часов глубоких медитаций, они увидели, что этот предмет должен иметь форму чаши и состоять из сплава 8 элементов: золота, серебра, железа, меди, свинца, олова, восьмой же элемент оставался неизвестным. Монахи пытались изготовить чаши из первых семи металлов, но они не производили какого-либо значительного эффекта. Свершив особый ритуал, Верховные ламы обратились к Высшим Духам за помощью, чтобы они подсказали им, как правильно изготовить эти предметы Силы. В ответ на их просьбу на Землю, в район священной горы Кайлас, из Космоса был послан метеоритный дождь*, руда которого оказалась как раз тем недостающим элементом. После того, как ее включили в сплав, чаша стала издавать невероятное по силе и вибрации звучание. На религиозных церемониях тысячи монахов собирались в зале, исполняя ритуалы с тибетскими чашами. Посредством этих звуков они очищали пространство и снизводили чистые потоки энергии, которые воздействовали на сознание людей, делая их мысли более светлыми и добрыми.

Характерный тембр чаши определяется ее формой и составом сплава, из которого она изготовлена. Настоящие тибетские чаши делали из сплава пяти, семи или девяти различных металлов – золота, серебра, свинца, ртути, олова, меди и железа. Минус серебро и золото, если пять металлов и плюс цинк и никель, если девять.

Насчет нечетного числа металлов сплава - сплошная загадка. Есть еще интересный факт. Согласно легендам, железо, входящее в состав этого сплава было метеоритным. Интересно, что метеориты, найденные в Гималаях, прошли через более тонкий слой атмосферы, а следовательно метеоритное железо Тибета по своим свойствам несколько отличается от железа других метеоритов. Ни этому ли фактору тибетские чаши обязаны своим мелодичным голосом?

Пропорция драгоценных металлов в сплаве определяет чистоту и ясность основного тона, обертонов чаши, а также продолжительность ее звучания. Настоящая чаша после удара молоточком звучит долго и звук затихает постепенно. Именно затихает, а не обрывается внезапно.

Многие из них украшены на дне рельефным орнаментом в виде перекрещенных ваджров, а по бокам - текстом мантры "Ом Мани Падме Хум", благими символами удачи или другими изображениями.

Энергетические поля, произведенные поющими чашами, обладают особой природой: звук возникает в них, двигаясь по спирали наружу расширяющимися кругами, исходящими из чаши, и в то же время закручивается по спирали внутрь чаши.

Их обычно нельзя носить с собой, так как они должны быть неподвижны, чтобы достичь полного объема звука. Считается что энергия, которую выделяют такие инструменты, создает священную спираль, которая может привлечь поток космической энергии в ваш дом.

В монастырях Тибета монахи просто чистят воду, извлекая звук вращением стика по краю чаши, медитируя перед едой.

Родиной этих удивительных инструментов является Восток. Когда-то давно поющие чаши использовали в ритуальных церемониях благодаря их чистому ясному звуку, удивительным образом действующему на подсознание человека.

Уникальный сплав металлов, из которого изготавливаются поющие чаши, позволяет получать звук значительно отличающийся от звучания всех других музыкальных инструментов. В отличие от синтезаторов, издающих внешне подобные звуки, звучание тибетских чаш "заряжено" благодаря трению дерева о металл. Это имеет множество важных последствий, таких, например, как целительные свойства звуков поющих чаш или их способность повышать восприимчивость некоторых желез, выполняющих роль своеобразных "переключателей" между симпатической и парасимпатической нервными системами. Более субъективна способность этих звуков вызывать у слушателя разнообразные измененные состояния сознания, ощущения своеобразной "невесомости", "подвешенности" и пустоты. Звучание тибетских поющих чаш состоит из безграничного потока обертонов, которые образуют звуковые спирали , вращающиеся вокруг "действительного" (основного слышимого) звука. В основе такого взаимодействия обертонов лежит волновой принцип: два звуковых потока встречаются. образуют стоячую волну и растворяются в "океане" звуков. В отличие от механического повторения, характерного для минимализма, здесь каждая такая встреча - это отдельное, уникальное, событие, каждая немного, почти незаметно отличается от остальных; сознание слушателя увлекается в путешествие вглубь звукового пространства, внешне почти статичного, в действительности же находящегося в бесконечном движении. Прозрачное, насыщенное обертонами звучание поющих чаш - прекрасная энергетически насыщенная музыка для медитации и целительства.

Более субъективна способность этих звуков вызывать у слушателя разнообразные измененные состояния сознания, ощущения своеобразной «невесомости», «подвешенности» и пустоты. Звучание тибетских поющих чаш состоит из безграничного потока обертонов, которые образуют звуковые спирали, вращающиеся вокруг «действительного» (основного слышимого) звука. В основе такого взаимодействия обертонов лежит волновой принцип: два звуковых потока встречаются, образуют стоячую волну и растворяются в «океане» звуков. В отличие от механического повторения, характерного для минимализма, здесь каждая такая встреча – это отдельное, уникальное, событие, каждая немного, почти незаметно отличается от остальных; сознание слушателя увлекается в путешествие вглубь звукового пространства, внешне почти статичного, в действительности же находящегося в бесконечном движении. Прозрачное, насыщенное обертонами звучание поющих чаш – прекрасная энергетически насыщенная музыка для медитации и целительства.

Форма чаши

Хорошая чаша имеет правильную форму, все ее изгибы гармоничны. Ведь изменить звучание может буквально любая мелочь. Размер чаши, ширина обода, толщина стенок, соотношение диаметра донца и обода, все может улучшить, а может и испортить звук чаши. Например,чем толще стенка поющей чаше – тем богаче унтертона, чем тоньше – тем явственнее слышаться обертона. Интересно, что извлекая звуки из поющей чаши, исполнитель держит ее в руке или ставит на подставку. Если дно чаши слишком плоское, то на твердой поверхности она не будет резонировать как надо.

В настоящее время выделяют 45 таких фундаментальных различий в конструкции и еще 23 дополнительных, то есть не менее 68. Становится понятным, что каждая чаша ручной работы - уникальна. Хорошая чаша не должна дребезжать и издавать лишние звуки. Настоящая чаша звучит продолжительно, чисто и ясно.

Техника игры на тибетских поющих чашах

Тибетская чаша ставится на специальную подушечку, либо ставится донцем на вытянутые пальцы кисти или на кулак – важно, чтобы площадь соприкосновения чаши с подушкой или рукой была наименьшей, но она не двигалась с места. Затем другой рукой музыкант берёт стик (деревянную палочку из твёрдого дерева) и водит им по внешнему краю чаши. Стенки чаши начинают вибрировать, и она начинает «петь».
Чтобы помочь чаше запеть, используют молоточки и палочки различной величины, изготовленные из разных материалов. Чаще всего применяют гладкие деревянные палочки иногда с резиновой насадкой. Иногда встречаются маленькие металлические палочки или большие войлочные молотки.

Но чаша - не ударный инструмент и стучать по ней не надо. Достаточно уверенно, но плавно потереть палочкой обод чаши и она запоет. Плавные круговые движения дают непрерывный основной тон. Интенсивность звучания можно изменять слегка варьируя скорость трения, угол наклона палочки и силу нажима на обод. Каждому углу наклона палочки соответствует свой звуковой диапазон.

Если в чашу налить воды ее звучание изменится.


Когда звук достигает определенной интенсивности, вода начинает разбрызгиваться и чаша уже не просто поет, а журчит. Были найдены водные поющие чаши - "чаши-фонтаны", возраст которых датируется 5 веком до нашей эры. Когда такая чаша заполнена водой до нужного уровня, стоит потереть ее обод по особой методике и вода начинает подниматься. На дне чаши "плавают" 4 рыбки с открытыми ртами и в конечном итоге вода поднимается из этих четырех точек и сливается в общий фонтан, который особой техникой игры можно увеличить до метра. Звук, который получается благодаря таким чашам не сравнить ни с чем.

Используя несколько чаш разной величины, можно создать сложную музыкальную композицию в которой обертона гармонируют друг с другом. Некоторые исполнители приближают губы к ободу чаши - звук получается совершенно необыкновенным.

Материал, из которого изготовлены молоточки и палочки тоже имеет значение. Металлические или твердые древесные палочки извлекают из чаши резкий чистый тон, войлочные молоточки дают мягкий умиротворяющий звук.

Ну и конечно немаловажное значение имеет уровень мастерства того человека, который играет на чаше. Извлечь звук не сложно, а вот, чтобы овладеть техникой игры, которая заставит тело, разум и чувства слушателя и самого музыканта петь вместе с чашей - нужны годы.

Виды поющих чаш

Есть различные виды поющих чаш – разной формы и с разной толщиной стенок. Основной навык, которого надо добиться при обучении игре на чашах – чтобы стик не отрывался от поверхности чаши в процессе игры (напомню, чаша вибрирует. Чем громче звук – тем сильнее вибрация – тем сложнее удерживать стик на чаше). Слишком слабый нажим не сможет заставить чашу звучать, слишком сильный – будет глушить звук чаши. Динамика звучания варьируется скоростью движения стика по чаше и силой нажима.
Чаши с толстыми стенками дают ясный, но тембрально бедный звук. Играть на них проще, потому что рука лучше чувствует металл. Чаши с тонкими стенками дают очень красивый и богатый саунд, но играть на них заметно сложнее, так как они более чувствительны к руке и стику.

Следующий аспект – из поющих тибетских чаш можно извлекать звуки разной высоты (хотя они настроены на один тон). Дело в том, что края чаш «поют» на высоких нотах, а по мере приближения к днищу можно извлекать всё более низкие звуки. Это очень хорошо слышно на примере глубоких тонкостенных чаш. Из собственной практики: из самой большой (22-сантиметровой) чаши, если «повесить» её на вытянутые пальцы вверх дном, и заставить вибрировать чашу, водя стиком по её «околодонной» части (примерно 1/3 высоты от донца), извлекаются низкочастотные гипнотические пульсации, слышимые как своего рода «безтембральный» гул – описать это достаточно сложно... но звучит очень притягательно.

Кроме того, из чаш можно извлекать звук ударом стика по внешней стенке чаши – получается ****ог колокола. Такой звук используется при выводе человека из медитации. Более эффектны в этих случаях тонкостенные чаши с богатым саундом.

Запись поющих тибетских чаш
Как показала практика, процесс звукоизвлечения из поющих чаш сильно зависит от используемого ударного инструмента называемого стиком. Чтобы из чаши извлекался подобающий ей звук, стик должен быть соразмерен чаше. Для больших и тонкостенных чаш наиболее богатое и мощное звучание обеспечивается тяжёлым стиком (у меня такие сделаны из палисандра). Оно будет преимущественно низкочастотным, и очень гулким на большой громкости. Чтобы обогатить саунд более высокими обертонами, нужно несильно ударить по краю чаши другим стиком.
Чаши с толстыми стенками более требовательны к весу стика – собственно, из маленькой 2-дюймовой чаши очень проблематично извлечь звук тяжёлым стиком. Лёгкий сосновый стик длиной 4–5 дюймов извлекает из маленьких чаш красивое, но обертонально бедное пение. От больших чаш лёгким стиком можно добиться только хилого высокочастотного гудения – возможно, в таком совмещении можно найти пользу, но это определённо «неравный брак».

Была опробована интересная техника звукоизвлечения – суть его в том, что звучащая чаша подносится своим ребром к самому рту исполнителя. Исполнитель, в свою очередь, закрывает языком гортань и меняя губами объём ротовой полости, создаёт тот самый «вау-вау-эффект». Приём достаточно эффектный (особенно для публики), но красиво и ярко звучит только на тонкостенных чашах.

Ещё один факт: налитая в чашу вода (примерно полчаши) упрощает процесс звукоизвлечения – вибрации передаются в воду, и стик даже на больших громкостях не отскакивает от стенки. При этом окраска звучания несколько изменяется за счёт уменьшения количества верхних обертонов.
Эффект стоячей волны можно получить, когда налить в поющую тибетскую чашу воды и водить по чаше палочкой до появления звука. На поверхности воды получаются узоры.
Замутнение раствора и его "кипение" происходит потому, что возникает множество центров "неустойчивости" в жидкости и растворенные газы в жидкости имеют возможность перейти в газообразную фазу. А без центров "кипения-конденсации" активизации этих процессов мешают силы поверхностного натяжения и атмосферное давление.
Помните - для того, чтобы вода быстрее закипела нужно бросить туда горсть мелких штуковинок, например – песка.

Каждая из поющих чаш обладает своим уникальным голосом и, выбирая инструмент для себя, лучше всего послушать разные чаши. Некоторые из них поют высоко и тонко, другие, наоборот, издают более низкий густой протяжный раскатистый звук. Из созвучия разных чаш можно составить целый оркестр.
Возможности поющих чаш оценили и музыканты, пишущие инструментальную или электронную музыку. Чаши придают авангардным музыкальным композициям новый колорит.

Массаж тибетскими чашами – очень древняя техника. Звук чаш меняется в зависимости от того, кто с ними работает, на кого направлены манипуляции, каково состояние человека, и даже от времени суток. Работа с применением поющих чаш в основном идет по семи большим энергетическим центрам - чакрам которым придается значение в тибетской медицине. Во время сеанса наблюдаются звуковое воздействие и вибрация, что приводит к многогранному эффекту: к гармонизации внутренних органов, внутреннему массажу, расслаблению мышц, повышению иммунитета и т.д.
Меняется и эмоциональный фон: человек успокаивается, прислушивается к себе, происходит переоценка жизненных позиций.

Колокола


Ко́локол — инструмент, источник звука, имеющий куполообразную форму и, обычно, язык, ударяющийся изнутри о стенки. При этом, в различных моделях, раскачиваться может как купол колокола, так и его язык. В Западной Европе наиболее распространен первый вариант приведения колокола в действие. В России повсеместно распространён второй, что даёт возможность создавать колокола чрезвычайно больших размеров («Царь-колокол»). Известны также колокола без языка, по которым бьют молоточком или бревном снаружи. Материалом для большинства колоколов служит так называемая колокольная бронза, хотя известны колокола из железа, чугуна, серебра, камня, терракоты и даже из стекла.

Наука, изучающая колокола называется кампанология (от лат. campana — колокол и от λόγος — учение, наука).

В настоящее время колокола широко используются в религиозных целях (призыв верующих на молитву, выражение торжественных моментов богослужения), в музыке, в качестве сигнального средства на флоте (рында), в сельской местности небольшие колокольчики вешаются на шею крупному скоту, маленькие колокольчики часто используются в декоративных целях. Известно употребление колокола в общественно-политических целях (как набат, для созыва граждан на собрание (вече)).

История колокола насчитывает более 4000 лет. Самые ранние (XXIII—XVII век до н. э.) из найденных колоколов имели небольшие размеры и были изготовлены в Китае. В Китае также впервые создали музыкальный инструмент из нескольких десятков колоколов. В Европе аналогичный музыкальный инструмент (карильон) появился почти на 2000 лет позднее.

Самым ранним из известных колоколов Старого Света на данный момент является ассирийский колокольчик, хранящийся в Британском музее и датируемый IX веком до н. э.

В Европе ранние христиане считали колокола типично языческими предметами. Показательна в этом плане легенда, связанная с одним из старейших колоколов Германии, носящим имя «Saufang» («Свиная добыча»). Согласно этой легенде, свиньи раскопали этот колокол в грязи. Когда его отчистили и повесили на колокольню, он проявил свою «языческую сущность» и не звонил до тех пор, пока не был освящён епископом.

Вера в то, что при помощи удара в колокол, колокольчик, барабан можно избавиться от нечистой силы, присуща большинству религий древности, от которых колокольный звон и «пришёл» на Русь. Звон колокольчиков, как правило — коровьих, а иногда и обычных сковород, котлов или другой кухонной утвари по древним поверьям, бытующим в разных регионах планеты, защищал не только от нечисти, но и от непогоды, хищного зверья, грызунов, змей и прочих гадов, изгонял болезни. На сегодняшний день это сохранилось у шаманов, синтоистов, буддистов, служения которых невозможно себе представить без бубнов, колокольчиков и колоколов. Таким образом, использование колокольного звона в ритуальных и магических целях уходит корнями в далекое прошлое и характерно для многих первобытных культов.

Гамелан

Гамела́н (от яв. gamel ‘стучать, ударять’) — индонезийский ударный инструмент. Состоит из 10—12 чуть выпуклых металлических пластин, укреплённых в горизонтальном положении на деревянной подставке при помощи шнуров. К пластинам подвешиваются бамбуковые трубки-резонаторы. Пластины инструмента подбираются в соответствии с 5-ступенным звукорядом слендро или 7-ступенным звукорядом пелог.


Звук извлекается ударами двух коротких деревянных палочек с каучуковыми наконечниками. По сравнению с родственным ему гамбангом, отличается большей мягкостью тембра. Этот инструмент требует от исполнителя виртуозной техники, поскольку при исполнении пьес в импровизационной манере требуются чрезвычайно быстрые движения рук. Часто на гендере играют женщины.


Гамелан используется в драматических, балетных, песенно-танцевальных представлениях, торжественных церемониях, шествиях и праздниках. Тесно связан с народным кукольным театром.

Также гамеланом иногда называют индонезийский ансамбль. Традиционный индонезийский ансамбль гамелан, как правило, представляет собой общину музыкантов, проживающих в одной деревне и совместно владеющих оркестровыми инструментами.


В XX веке появились не связанные с деревенской традицией академические гамеланы, в том числе и за пределами Индонезии.

Полифонический, «неземной» звук оркестра с давних пор поражал европейцев, включая сэра Фрэнсиса Дрейка, посетившего Яву в 1580. С начала 20 в. гамелан привлек внимание европейских и американских исследователей. Интерес к нему на Западе во многом стимулировали композиторы, творчески заимствовавшие его музыкальный строй. К ним относятся К. Дебюсси, Дж. Кейдж, Э. Варез, А. Жоливе.

Музыкальная пила


Необычный, сказать даже, эксцентричный инструмент, перешедший из разряда строительных в музыкальные - это поющая (другое название - музыкальная) пила. Она используется как в качестве ударного, так и смычкового инструмента. Высота звучания зависит от угла сгиба пилы. Используется многими эпатажными музыкантами с 20-х годов прошлого века. Бельгийский скрипач Жан-Клод Вельш (Jean-Claude WELCHE) – один из редчайших музыкантов, играющих на этом инструменте, - признался, что, услышав впервые звук музыкальной пилы, заплакал. Этот малоизвестный инструмент покорил его своей удивительной экспрессивностью. Каждое выступление Вельша имеет головокружительный успех у публики, которой он стремится передать свою страсть к игре на этом удивительном музыкальном инструменте. Среди русских музыкантов известны игрой на пиле группа «Пикник» и Павел Кашин.
Современная поющая пила производится из специальных видов стали. Тембр её звучания очень похож на чистый, нежный женский голос.
Кажущаяся простота формы и некая «несерьёзность» самого факта поющего строительного инструмента вовсе не означает, что на этом приспособлении просто играть. Напротив, очевидцы утверждают, что это гораздо сложнее, чем, к примеру, на трубе или даже на скрипке.


Звучание этого инструмента лучше слушать вживую, на записи всё его очарование теряется. Значительную роль в этом, конечно же, играет сам вид человека, водящего смычком по пиле. Но здесь возникают определённые сложности в её использовании: такой инструмент очень сложно «подзвучить», добавить громкости. А без этого её нежный голос моментально заглушается громкими инструментами. Поэтому наиболее распространённый вариант её использования - не очень масштабные, клубные выступления.
Существуют уже и мастер-классы, персональные школы по обучению игры на этом диковинном инструменте. Те, кто владеет искусством игры на нём, с успехом выступают в различных шоу-проектах, вносят изюминку в любой музыкальный номер.

Хотя происхождение музыкальной пилы доподлинно неизвестно, существует предположение, что это французские лесорубы превратили её в музыкальный инструмент, чтобы коротать долгие ночи в лесу. К 1870 году благодаря развитию металлургии научились делать пилы с приемлемым звучанием. В 1900-х годах впервые были сделаны настоящие «звуковые лезвия», унаследованные от ручных пил. Им отрезали зубья и изменяли форму и рукоятку. К некоторым добавили «изогнутую рукоятку» для большего удобства и виртуозности. Американские музыкальные пилы никогда не теряли своих зубьев, но были ограничены в звуковом диапазоне: от 1½ до 2½ октав максимум, тогда как некоторые европейские музыкальные пилы могут достигать 3½ и даже больше. Чтобы добиться таких музыкальных качеств, конечно, закаленная сталь должна быть превосходного качества и иметь определенные параметры.
К середине 1900-х годов пила стала популярной в мюзик-холлах и водевилях. На ней даже играла Марлен Дитрих. Можно сказать, что музыкальная пила признана настоящим музыкальным инструментом благодаря Анри Соге (Henry Sauguet) и его пьесе «Стон». Современная квебекская фольклорная группа «Улыбающийся ботинок» иногда использует пилу на концертах, а клоун Шоколад играет на ней, чтобы развлечь молодежь.

Для игры на пиле нужно зажать рукоятку коленями и согнуть лезвие рукой так, чтобы оно приняло форму латинской буквы «S», а другой рукой водить по лезвию скрипичным смычком. Жан-Клод Вельш обучает на своих курсах массе полезных вещей: как согласовывать музыкальные фрагменты, играть на пилах ансамблем, разными голосами, отрабатывать фразировку ударами смычка, импровизировать, плавно вводить пилу
в произведение, выбирать хорошую пилу, создавать всевозможные шумовые оформления.

Существуют разные виды пил, разные позиции и способы игры, имеющие свои преимущества и недостатки. Каждый «пилист» должен найти технику, которая ему подходит. На пиле можно играть громко, тихо, быстро, добиваться разных оттенков звука.
Этот инструмент - яркий пример творческого поиска, воплощение эклектики, модерна и просто сумасбродства. И при всём этом - это источник удивительно мелодичных звуков.

Материалы взяты с сайтов
sandaldom.ru
blues-jazz-vaison.com

Обсудить на форуме